Автор Тема: Государственная граница СССР. Пограничники и Нарушители.  (Прочитано 270 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Пограничники СССР", рассказ №3
Старший пограннаряда «дозор» ст. сержант Иваненков
Ярослав Зацаринный

1071-0

Кандидат физико-математических наук Пётр Васильевич Иваненков – отец Георгия – руководил серьёзной лабораторией в одном очень серьёзном исследовательском институте и поэтому часто допоздна задерживался на работе. Лидия Матвеевна – Гошкина мама – работала учительницей, хорошо, хоть, не в той же самой школе, где Гошка работал учеником. В тот день отец особенно поздно вернулся домой, Гошка уже спал. Лидия Матвеевна с удовольствием наблюдала, как муж с аппетитом ест её фирменный суп с клёцками, и поглядывала на чайник – не закипел ли. Примерно на середине тарелки супа Пётр Васильевич ненароком огляделся и увидел у стены металлическую миску с остатками молока. Отвечая на его вопросительный взгляд, Лидия Матвеевна пояснила:
– Гошка опять щенка приволок. Решила разрешить ему оставить насовсем, да и щенок на этот раз породистый – восточно-европейская овчарка, мальчик, лапы у него такие, знаешь, большие, глаза – умные.
– Щенок не мальчик, а кобель, а сына зовут – Георгий, пусть, значит, остаётся, раз решили – строго, но как-то мирно сказал Пётр Васильевич и вернулся к супу.
Щенку дали имя Ричард, хотя значительно чаще звали его Рик. Впрочем, щенок отлично понимал, что Ричард и Рик – это его имя, хотя если уж дело дошло до «Ричард, ко мне!», то вряд ли за этим последует что-нибудь вкусное. Когда Гошка заканчивал девятый класс, Ричард вытолкнул прямо из-под колёс потерявшей управление легковушки шестилетнюю соседскую Танечку, а сам принял на себя удар налетевшей машины. Подбежавший к упавшему псу Гошка успел встретиться с Риком глазами, тот коротко по-человечьи вздохнул и навсегда ушёл от Гошки по радужному мосту.


Вступительные экзамены в МИФИ Георгий с треском провалил, а как же ещё, если вместо математики учить старофранцузский и зачитываться книгами по истории Средневековья? Отец очень расстроился и даже сказал в сердцах, что и не подумает спасать Георгия от службы в армии. В ответ сын тихо и спокойно пояснил, как нечто совершенно очевидное:
– Я пойду не в армию, а в пограничные войска, там, в свободное время, подтяну латынь и старофранцузский, а через два года буду поступать на исторический в ЛГУ.
Не прошло и полгода, как рядовой Иваненков стоял перед прапорщиком в школе инструкторов служебного собаководства. Тот протянул Гошке поводок, на другом конце которого находился щенок.
– Назовёте на букву «Д», желательно покороче, чтобы проще было команды отдавать, покормите, устроите, потом посмотрим – куда девать вас. Вопросы?
– Никак нет!
Щенок совершенно не был похож на Ричарда, но Гошка заглянул ему в глаза с затаённой надеждой – встретить знакомый взгляд. Щенок с тоской глянул на Гошку, отвернулся, зевнул и тихонько всхлипнул. «Он напуган, голоден и страшно устал!» – понял Георгий, погладил щенка, подхватил его на руки и понёс кормить.
– Придумали имя собаке? – прапорщик возник над Гошкой, словно тень отца Гамлета.
– Дрок. Я назвал его – Дрок.
– Странное, но подойдёт, – кивнул прапорщик и записал напротив имени и звания Гошки: «Дрок».
– Дрооооок, – тихонько позвал Гошка щенка.
Тот посмотрел на хозяина одним глазом и смешно чихнул прямо в миску с водой. С точки зрения Георгия ничего странного в придуманном имени не было. Дрок – planta Genista – растение, давшее имя династии Плантагенетов, лучший из которых, конечно же, – Ричард Львиное Сердце. Объяснять такие сложности прапорщику Георгий не стал.
Спустя полгода инструктора служебного собаководства сержанта Иваненкова и пограничного пса Дрока душевно встретили на заставе «Торфянка». Никаких вопросов имя собаки ни у кого не вызвало – Дрок и Дрок. К счастью, характером пёс совершенно не походил на Плантагенетов, а, напротив, был спокоен и быстр, чётко выполнял команды, ко всем заставским, кроме Георгия, проявлял вежливое дружелюбие. А Гошке был предан так, как могут быть преданы только собаки.



Справочная информация:

1. Выведение породы восточноевропейской овчарки началось в 1930-х годах в СССР – была необходима служебная собака для охраны границ и поисковой деятельности. Ближайший родственник восточноевропейской овчарки – немецкая овчарка. Окончательно порода оформилась только к 60-70 годам, а именно отдельной самостоятельной породой признана относительно недавно.
Для восточноевропейских овчарок характерны интеллигентность, спокойствие, уравновешенность, они способны стать настоящими друзьями и полноценными членами семьи. Из представителей этой породы получаются прекрасные сторожа, защитники, спасатели, поводыри, служебно-розыскные собаки.
Специалисты отмечают смекалку, логическое мышление и высокий интеллект восточноевропейских овчарок. Эти собаки хорошо поддаются дрессировке, они умны, самостоятельны и отважны. В опасной ситуации восточноевропейская овчарка молниеносно оценивает обстановку и принимает решения.

2. Постановление № 1871—872с Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР об образовании Московского механического института боеприпасов (ММИБ) Народного комиссариата боеприпасов (НКБ) на базе Московского завода боеприпасов № 398 НКБ подписано 22 ноября 1942 года.
После войны в 1945 году институт был переименован в Московский механический институт (ММИ), а в 1953 году — в Московский инженерно-физический институт (МИФИ).

3. Родовое имя династии Плантагенетов происходит от латинского planta («растение») и Genista (дрок), так как цветок дрока был эмблемой Готфрида V, графа Анжуйского (1113 — 1151 гг.), основателя династии. Цветок дрока символизирует покорность и смирение, однако известные характеры представителей рода Плантагенетов не слишком-то и соответствовали этому описанию.
Изображение Готфрида V Плантагенета на его надгробной плите из Собора Св. Юлиана в Ле-Мане считается одним из самых ранних геральдических источников, так как Готфрид V изображён со своим щитом, на котором видны четыре вздыбленных золотых льва в поле лазури.

« Последнее редактирование: 04 Авг 2019, 19:57:30 от Anorfin »

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Пограничники СССР", рассказ №4
Младший пограннаряда «дозор» рядовой Кузьмин
Ярослав Зацаринный

1117-0

– Кузьмин. Николай. Отчество – Константинович, в 61-м году родился, 11 августа, – Колёк слушал мамин голос и не очень чётко понимал, что это она его, Колька, записывает в первый класс. И совсем не понимал ещё Колёк – закончилась его вольная жизнь, 1 сентября пойдёт он в школу, будет делать уроки, носить школьную форму, причём, носить её – ак-ку-рат-но. Так по слогам ему каждый раз будет потом повторять дядя Сергей – за каждое пятно, за каждую даже маленькую дырку на форме будет Колёк нести строгое, но справедливое наказание. В итоге он навсегда выучится беречь одежду, а, вот, с русским и физикой будет сложнее. То ли дело – химия, ботаника, биология и литература.
Отец Колька был полярным лётчиком и погиб, спасая людей, за три месяца до рождения сына. Мама долго летела на самолёте, потом ехала на поезде – чтобы вернуться домой, к Кольковой бабушке в небольшое село в Горьковской области. Родился Колёк в городе Горьком, который чаще называли Нижним, Колёк долго не мог уразуметь – почему. Отца белоголовому улыбчивому мальчишке заменил дядя Сергей – серьёзный и обстоятельный мужчина, а, собственно, каким ещё и быть главному агроному большого колхоза?
Агрономом Колёк решил стать вовсе и не из-за дяди Сергея. Однажды в середине весны, ученик 6-го класса пионер Николай Кузьмин решил, что ехать из школы на автобусе – это всё равно, что побыстрее везти домой свежую «пару» по алгебре, и потому отправился пешком через поля. Синицы во всю «ковали» листву на ветках берёз, тепло и прохлада плавали в воздухе, но не смешивались, а кое-где ещё прятался снег. На краю поля Колёк поднял сыроватую чёрную глыбу земли и неожиданно понял – вот она, земля отцов, Отечество. И служить ей можно не только с мечом в руке, но и так, как это делают хлеборобы родного села, как дядя Сергей. В этих мужчинах Колёк не видел ничего былинного или хотя бы просто героического – обычные сельские парни, мужики, кто-то и выпить может, а кто-то – и набедокурить. Устроили летом гонки на комбайнах – разбили один в чистый металлолом. Дядя Сергей ходил тогда прямо чёрный от обиды – как будто это его мотоцикл разбили. Ещё бы, уборка в самом разгаре, запчастей не допросишься, технику, как военный самолёт – заправляют в полёте, а тут такое. Кольку тогда было и смешно, и жаль дядю Сергея, а сейчас с комком влажной земли в руке почувствовал мальчишка ту самую обиду – как же так, уборка же!


К восьмому классу Николай уже твёрдо решил идти в сельскохозяйственный техникум, недалеко – в селе Ильино-Заборском. Потом, наверное, в Горьковский сельскохозяйственный институт. Родители выбор одобрили, а мама даже заплакала – очень уж боялась, что Коленька захочет стать полярным лётчиком – как папа. К тому времени героическая фигура отца в воображении Николая встала в один ряд с Ильёй Муромцем, Николаем Раевским, Валерием Чкаловым и Александром Покрышкиным, а потому для доброго и мягкого мальчишки хотеть быть «как папа» было равносильно желанию стать как Ахилл. В общем, сын настоящего полярного лётчика совсем не чувствовал себя былинным богатырём и потому хотел стать агрономом, а не героем. В техникуме Николай выучился играть на гитаре, встречался с девушками, учился, сдавал экзамены. В армию идти не хотелось, но сразу поступить в вуз не удалось – конкурс оказался слишком большим для скромных математических знаний Николая. Но он и не унывал, мол, никуда от него не денется Горьковский сельскохозяйственный институт.
Призыв, проводы, дорога – всё это прошло как-то мимо Николая. Он ехал в поезде, как срезанный колос в телеге, глядя по сторонам ничего не видящими глазами. Жёсткая связь с действительностью вернулась к рядовому Кузьмину на третий день его пребывания на учебном пункте пограничных войск – прямо у его уха выстрелил автомат. Оказалось, что это он, пограничник Николай Кузьмин стреляет из автомата, чётко отсекая очереди по два патрона и точно поражая разнообразные мишени на стрельбище. Запах пороха, сапожной ваксы, ещё необмятой и не стиранной формы, терпкий дух покалеченной сапогами травы – всё это поспособствовало плавной, но быстрой передаче управления жизнью Николая от автопилота к собственному сознанию. Ещё через две недели рядовой Кузьмин неожиданно понял, что ему нравится в армии. Нет, не в армии, а именно в пограничных войсках. Открытие было настолько выпадающим из привычных ценностей друзей и знакомых Николая, что он даже постеснялся написать об этом в письме маме и дяде Сергею. Хотя, дядя Сергей, конечно, понял бы его правильно. Выяснилось, что рядовой Кузьмин хорошо стреляет, неплохо бегает, нормально вникает в премудрости пограничной науки, но самое главное, как сказал начальник учебной заставы старший лейтенант Павлов:
– Ты, Кузьмин, приметливый, я ветку на боярышнике чуток заломил – а ты сразу и приметил – и что ветка неправильно торчит, и что раньше было по-другому тут.
Ещё бы Николаю быть неприметливым – всей сельской ребятнёй смотрели «Тайну двух океанов», как шпион в своих гнусных целях учил мальчишку примечать и запоминать детали. Потом играли, учились запоминать, да только все быстро остыли, а Кольку дядя Сергей сказал:
– Давай, Колёк, учись схватывать да примечать – это для агронома важное умение! Теперь я тебе помогать буду, раз товарищам игра разонравилась.
Умение схватывать да примечать для пограничника оказалось настолько важным, что заместитель начальника заставы «Торфянка» по политчасти старший лейтенант Шишин узнал о выдающихся способностях рядового Кузьмина ещё до того, как сам Николай прибыл к новому месту службы. Вместе с начальником заставы капитаном Беловым Шишин придирчиво проверил навыки Николая. По итогам той проверки рядового Кузьмина так и прозвали на заставе – Приметливый.



Справочная информация:

1. В 1958 году в селе Ильино-Заборском Горьковской области был основан сельскохозяйственный техникум, где, в основном, студенты учились на агрономов.

2. В октябре 1917 года в Нижнем Новгороде открылись Высшие сельскохозяйственные курсы. Слушатели курсов получали агрономическое образование, столь необходимое для крайне отсталого сельского хозяйства Поволжья. С осени 1918 года курсы были преобразованы в агрономический факультет, который вошёл в состав созданного в Нижнем Новгороде университета. В мае 1930 года агрономический факультет Нижегородского государственного университета становится Нижегородским сельскохозяйственным институтом. С 1937 по 1990 гг. – вуз называется: Горьковский сельскохозяйственный институт.

3. «Тайна двух океанов» — советский двухсерийный фантастико-приключенческий фильм. Снят в 1955-1956 годах режиссёром Константином Пипинашвили по мотивам одноимённого романа Григория Адамова. Производство ордена Ленина киностудии «Грузия-фильм». Премьера фильма состоялась 25 марта 1957 года.

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Пограничники СССР", рассказ №5
Младший пограннаряда «дозор» ефрейтор Карпухин
Ярослав Зацаринный

1155-0

– А не изволите ли, дражайший Евгений Александрович, всё-таки добавить ещё немного масла в эту восхитительную пшеничную кашу? – в минуты утреннего одиночества на кухне Карпухин разыгрывал сам с собой целые спектакли. Всякий раз это были другие роли, а сегодня он увлечённо играл Манилова. Почему же? Да потому же – ведь у самого Карпухина нынче самые настоящие именины сердца, так как следующей же ночью он отправится в дозор. Он наденет маскхалат, возьмёт свой смешной автоматик АКС-74У, нет, этот превосходный футуристический гиперболоид акаэсу, нагрузит на себя радиостанцию, получит приказ и отправится на границу. Чем не именины сердца?
На заставе «Торфянка» служили трое поваров, а иногда на помощь приходила жена замполита. Но Людмила Владимировна уехала в Москву, у неё уже очень скоро должен родиться малыш, а этот балбес Ведерников свалился с воспалением лёгких, да так, что пришлось везти его в городскую больницу. И Карпухин с Васильевым, сменяя друг друга, натурально не отходили от плиты целый месяц.
Но сейчас другое дело – сейчас всё стало налаживаться! Нет, как там дела у замполитовой Людмилы Карпухин не знал, зато совершенно точно знал, что вскоре ему на смену явится выздоровевший Ведерников – обед будет готовить именно он. Карпухин же накормит заставу завтраком, помоет посуду и завалится спать. После сна у него будет обычный солдатский день, потом с боевого расчёта начнутся новые пограничные сутки, а потом – отбой и ещё немного сна. А в час ночи он будет как штык стоять не приказе и слушать каждое слово начальника заставы капитана Белова.


В половине пятого с границы привезли наряд с переносной станцией наземной разведки «Кредо». Ребята долго разгружались, стараясь не громыхать на всю заставу своими ящиками. Потом, хмурые и уставшие, явились в столовую. Карпухин заранее подготовил для них ночные пайки масла, чтобы не были слишком твёрдыми, и держал чайник на плите. Тарелку с одинаковыми кубиками масла он подхватил одной рукой, булькающий чайник – другой и предстал перед прибывшими в любимом образе бабки Карпунихи, которая, как известно, и накормит, и напоит, и головы всем заморочит, если вовремя не остановится. Отдыхать наряд отправился в относительно умиротворённом и улыбчивом настроении, что Карпухин с полным основанием относил не только к благотворному влиянию приготовленной им пищи, но и к своему актёрскому успеху.
Актёрский успех просто преследовал Евгения Карпухина – с того самого весеннего дня 1976 года, когда он неожиданно для себя самого начал мимикой и жестами играть Ленина, рассказывая на уроке истории о политической реакции 80-х годов прошлого века после казни царя народовольцами. Учительница слушала восьмиклассника Карпухина, заполняя журнал и поглядывая на класс, а потому не видела – что вытворял Карпухин у доски. Но через некоторое время историчка заметила, что с классом творится нечто непонятное – ученики молчали и вовсю глазели на доску, явно едва сдерживая смех. На фразе: «Некоторое время правительство выжидало: оно боялось развёртывания революционных событий…», – учительница оглянулась на Карпухина и застала его в хорошо узнаваемой типично ленинской позе, описанной ещё Горьким, ну да, вот в такой: «…руки сунул куда-то под мышки, стоит фертом».
Успех был оглушительным – директор школы лично посоветовал Карпухину и его заплаканной маме отправляться в кулинарный техникум сразу после летних экзаменов в восьмом классе. Совершенно не понимая – зачем, Карпухин так и сделал, но неожиданно для него самого, ему понравилось готовить различные блюда, планировать меню, красиво нарезать овощи и сервировать стол. Успехи в студенческом театре окончательно вскружили Евгению голову – закончив техникум, он, преисполненный самых серьёзных намерений, приехал в Москву поступать в ГИТИС.
Оказавшись среди других абитуриентов, Карпухин с неожиданной ясностью понял: лучшее, что ждёт его на актёрском поприще – роль «Кушать подано!» в спектакле, где блистать будет вот эта барышня. Да, вот эта самая, пластмассовым голосом вещавшая: «Отчего люди не летают? Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы?..» Отчего? Нет, не отчего не летают, а отчего блистать будет именно она, а не Карпухин? Да от того, что её весьма известную фамилию сидящие рядом девочки произносили с придыханием, а кто-то из великих и маститых радостно поздоровался с нею и даже по-родственному чмокнул в щёчку. И таких тут было предостаточно – как раз на курс, прикинул на глаз Карпухин, словно отмерял сахар для компота.
Даже не попытавшись сдать экзамены Евгений вернулся в родные Тьмутаракани и на следующий же день пошёл в военкомат. То, что он испытал в Москве не было крушением мечты – Евгений мог сыграть превосходного Манилова, но сам он маниловщиной не страдал. В приёмную комиссию ГИТИС-а его привела отчаянная надежда на чудо. Он видел себя в разных ролях – в кино и на сцене, это были хорошие, правильные роли боевых офицеров, революционных матросов, дуэлянтов и сорвиголов, светских львов и молодых учёных. Карпухин не из тех, кто согласится играть «Кушать подано!» – лишь бы находиться на сцене, нет, не их тех! И там, в гитисовском коридоре Евгений понял – чудо не произойдёт, не появится его лицо на афишах, не дадут ему создать те образы, в которые так хотелось вдохнуть жизнь. А на меньшее Карпухин был не согласен.
Он вернулся домой опустошённым, но не сломленным. Просто пока даже не представлял себе – что его ждёт, чем удастся вновь зажечь отчаянную творческую душу? Пограничные войска и застава «Торфянка» стали для Карпухина настоящим подарком судьбы. Так он это про себя и называл – Мой Наилучший Подарок Судьбы, спасибо. Занавес.



Справочная информация:

1. АКС-74У — автомат Калашникова складной укороченный — укороченный вариант автомата АКС74, был разработан в конце 1970-х — начале 1980-х годов для вооружения экипажей боевых машин, авиатехники, расчётов орудий, а также десантников и пограничников. Калибр, мм: 5.45×39, прицельная дальность, м: 500.
К концу 1976 г. автомат был готов для предъявления на войсковые испытания. Они проходили в Кировобаде на базе мотострелковой и воздушно-десантной дивизий. В 1979 г. укороченный автомат приняли на вооружение под обозначением «автомат Калашникова со складывающимся прикладом укороченный обр. 1974 г.» АКС 74У.

2. Переносная станция наземной разведки ПСНР-5 «Кредо» (1РЛ133) принята на вооружение в 1973 г. Предназначена для поиска, обнаружения, сопровождения и определения координат движущихся наземных целей. Расчёт – 2 чел.
Дальность обнаружения целей:
– «танк» – 8-10 км,
– «группа солдат» – 5-6 км,
– «человек» – 3-4 км,
– минимальная – 200 м.
Масса носимого комплекта – 50 (45) кг. Время перевода из походного положения в боевое – 3 мин.

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Нарушители", рассказ №3
Шпион с бесшумным пистолетом и портфелем
Ярослав Зацаринный

1159-0

Виктор Сергеевич Черкашёв, 1940 года рождения, русский, член КПСС с 1968 года. Он сам настолько привык быть Черкашёвым, думать по-русски и даже выглядеть так, будто русский копирует англичанина, что в приснившемся однажды кошмаре с ним по-русски заговорила его собственная мать, давно уже отошедшая в мир иной. Кошмар получился хрестоматийный – ему приснилось, будто он в рабочем халате с карандашом и партбилетом в нагрудном кармане стоит на тихой улице своего родного города, и больше на нём нет никакой одежды. «Какой нелепый провал, меня же видят все сослуживцы и понимают, что я родился в Гранд-Рапидс, штат Мичиган, США, что на моей тенистой улице всё по-прежнему, и от моего дома ко мне идёт моя мать…» Как это случается во сне даже с опытными агентами, он не мог ничего предпринять, хотя бы крикнуть матери, чтобы она не подходила, так как он – советский инженер и член КПСС. Мама медленно приближалась, улыбаясь и распахивая руки для объятий, как будто он был маленьким мальчиком. «Здравствуй, сынок, дело Ленина живёт и побеждает», – сказала она на чистейшем русском, спасая его от неминуемого провала. Потом мама обняла его, действительно ставшего совсем маленьким мальчиком.
Тогда он рывком проснулся и, осознав, что это всего-навсего сон, отправился на кухню – покурить в форточку. За окном была засыпанная снегом улочка, в свете фонаря клубились снежинки, город спал, укрытый снегом и ночной мглой. «Февраль заставляет меня дрожать», – насмешливо пропел он тогда про себя. Разумеется, по-русски.


Сейчас он был уже не Черкашёвым, а Голдиным, Семёном Марковичем, прибывшим на совершенно несекретное предприятие в этот приграничный городок, так как здесь своими силами никак не могли отладить новый станок. Настоящего Голдина аккуратно убрали, он занял его место и приехал на поезде именно туда, куда ему было надо. Уже неделю он ходил на завод пешком в своём привычном плаще и со своим привычным портфелем – в том самом образе Черкашёва, отработанном годами. Ведь чтобы получить доступ к проекту, заинтересовавшему ЦРУ, пришлось немало потрудиться. Теперь копии секретных советских разработок были у него, КГБ сбилось с ног, разыскивая Черкашёва, а до Семёна Марковича никому не было ни малейшего дела. Сара Соломоновна забеспокоится только через две недели, мол, что-то не едет Сёма из своей командировки. Но через две недели он будет очень далеко.
К старинному зданию почтампта подъехал уазик защитного цвета с двумя буквами «ХР» в номере. Пограничники. Эту картину он наблюдал каждый день из окна заводской столовой. Офицер оставлял китель и фуражку в машине, выходил, заглядывал в магазин или курил, ефрейтор-водитель шёл за письмами и прессой.
Завтра в этот распорядок будут внесены некоторые существенные изменения. Рано утром он проверил и подготовил свой бесшумный пистолет – старую, но надёжную модель High Standard HDM. Он даже позволил себе пять минут побыть самим собой – опытным и прекрасно подготовленным агентом ЦРУ, возвращающимся домой с превосходной добычей.



Справочная информация:

1. Гранд-Рапидс (Grand Rapids) — город на севере США в штате Мичиган, является вторым по величине городом в штате после Детройта и первым по величине в западной части Мичигана. Город расположен на реке Гранд-Ривер, впадающей в озеро Мичиган. Население — 188 тыс. жителей (2010).
В январе 2011 года Гранд-Рапидс был включён журналом Newsweek в список вымирающих городов США. В ответ около пяти тысяч местных жителей поучаствовали в съёмке музыкального клипа на песню American Pie, который был назван Роджером Эбертом «самым великим музыкальным видео».

2. «American Pie» — фолк-роковая песня, написанная американским автором-исполнителем Доном Маклином для одноимённого альбома в 1971 году. Год спустя эта композиция поднялась на вершину американского хит-парада, где пробыла в течение четырёх недель. Важность «American Pie» для музыкального и культурного наследия Америки была подтверждена проектом «Песни века», в котором композиция заняла пятое место.
Песня хорошо известна своим загадочным текстом, который уже давно стал предметом любопытства и споров. Маклин избегал отвечать на прямые вопросы о тексте песни, за исключением признания, что он действительно впервые узнал о смерти Бадди Холли, раскладывая газеты, которые он должен был развезти утром 3 февраля 1959 года (строчка «Февраль бросал меня в дрожь / с каждой прочитанной мной газетой»).

3. Бесшумный пистолет High Standard HDM, созданный в 1943 году для нужд армии США и OSS (Управление стратегических служб). Этот пистолет позднее применялся как сотрудниками ЦРУ, так и американским спецназом. В частности, таким пистолетом был вооружён сбитый в 1960 г. в небе над СССР пилот U2 Френсис Гэри Пауэрс. Пистолет и сейчас находится в запасах США, в том числе ЦРУ и американских морских пехотинцев.

4. В 1959 году прошла очередная реформа по смене формата регистрационных знаков в Советском Союзе. Теперь номер автомобилей и мотоциклов стал иметь формат «две цифры — две цифры три буквы», где буквами кодировался регион приписки автомобиля (первые две буквы — код региона, третья — переменная); цветовая гамма номера вновь была выбрана «чёрный фон, белые символы».
В начале 1960-х годов были введены новые знаки для военной техники, остававшиеся до этого неизменными с 1940 года. Формат номера совпадал с гражданским, но «регион» индексировался лишь двумя буквами. В отличие от предыдущего формата, где буквы и цифры не обозначали ничего, в новом формате буквы имели свою привязку, однако привязка осуществлялась к частям и соединениям ВС СССР, а поэтому военная индексация не совпадала с гражданской.

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Нарушители", рассказ №4
Диверсант с бесшумным оружием и рюкзаком
Ярослав Зацаринный

1163-0

– С этим делом справится только один человек – Малыш Робби Садлер, – генерал Бойд оглядел собравшихся поверх очков. Возражений не последовало – во-первых, никто в здравом уме не станет спорить с Бойдом, а, во-вторых, собравшиеся хорошо знали – кто-такой сержант Роберт Садлер.
– Как Вы собираетесь убедить его взяться за это? – майор Хэйден не зря считался любимчиком Бойда, ему даже было позволено задавать вопросы. И, как немедленно выяснилось, получать на них ответы.
– Очень просто. Вы лично поедете к нему и привезёте его сюда, можете пообещать ему за это новую пару рыжих ботинок с армейского склада. Когда он увидит – о чём идёт речь – он сначала откажется, а потом согласится, – Бойд снял очки и положил их поверх папки, давая понять, что брифинг окончен.
Хэйден не стал ничего выдумывать, а попросту сделал то, что ему поручили: взял на складе новую пару красно-коричневых ботинок M1948, заказал вертолёт, машину и менее чем через сутки уже стоял в дверях сельского домика Садлера с поднятыми руками. В одной руке у Хэйдена были антикварные ботинки – в другой папка с документами. Двухметровый Малыш Робби Садлер целую секунду оценивал ситуацию, затем убрал дробовик, выплюнул прямо на ковёр погасшую сигарету и расхохотался, сгибаясь пополам и хлопая себя по коленям ладонями, размером с ковш экскаватора. Потом кивнул Хэйдену, чтобы тот опустил уже руки и прошёл в дом.
– В следующий раз они пришлют ко мне девицу из церковного хора, – буркнул Садлер, одной рукой забирая у Хэйдена ботинки, а другой указывая майору на продавленное кресло.

Далее всё пошло именно так, как и говорил генерал Бойд – сначала Садлер упрямился, потом отказался, потом вернулся от самой двери кабинета, уселся напротив Бойда и принялся задавать дельные вопросы. Потом замолчал. Бойд назвал сумму – Садлер кивнул.
– Этот странный завод должен взлететь на воздух как бы сам по себе?
– Нет, специалистам из КГБ должно быть ясно, что его взорвал опытный диверсант, незаметно пришедший и так же незаметно исчезнувший.
– То есть, я должен пройти так, чтобы меня никто не видел, верно?
– Верно.
– Значит мне не надо изображать местного?
– Не надо.
Сержант поразмыслил немного и вновь кивнул бритой головой.
– Только достаньте мне немецкий рюкзак – мой так и остался во Вьетнаме. И ещё мне нужна любимая «маслёнка» M3, куча патронов и неделя на полигоне – побегать, пострелять, размяться.


Через две недели Бойд, Хэйден и офицеры из европейского офиса собрались на небольшой поляне в 15 километрах от границы СССР. Ждали Садлера. Его привезли на неприметном грузовичке – сержант выпрыгнул на дорогу, и у всех, кроме Бойда и Хэйдена, отвисли челюсти.
– Боже, он что, начитался Моррелла и теперь играет в Джона Рэмбо? – пробормотал себе под нос один из «европейцев».
– Нет, лейтенант, это Рэмбо списан с Малыша Робби. Но Робби куда как получше – он просто лучший, – с отцовской гордостью провозгласил Бойд, – Ну что, Робби, малыш, я вижу, ты ещё хочешь о чём-то спросить папочку, спрашивай, не стесняйся.
– Как вы думаете, сэр, а зачем русские построили этот завод так близко от границы? Они же не идиоты?
– Трудно понять русских, но они, определённо, не идиоты. Возможно, просто переоценили свои возможности по обеспечению секретности. Ты присмотрись там получше, может это и не завод вовсе, а что-то ещё? Твои выводы будут весьма ценны.
– Вы отправляете этого человека взрывать объект на советской территории, а сами даже не уверены, что это что-то стоящее? – молодой лейтенант, наверняка прибывший в Европу прямиком из Вест-Пойнта, смотрел на Бойда как на кретина.
Хейден со своего места отлично видел, как Бойд и Садлер одинаково взглянули на лейтенанта с какой-то нехорошей жалостью, однако генерал всё же нашёл нужным ответить.
– Суть задания не в том, чтобы непременно испортить русским их новую игрушку. А в том, чтобы послать им ясный сигнал, если Вы способны понять, о чём я, лейтенант.
Садлер пожевал губами, прищурился на садящееся солнце и кивнул. Потом попрыгал на месте, убедился, что всё надёжно закреплено и подогнано. И отправился прямо на восток быстрым бесшумным шагом.



Справочная информация:

1. Майкл Винсент Хэйден (Michael Vincent Hayden), 1945 г.р. — сотрудник американских спецслужб, генерал ВВС США, директор Агентства национальной безопасности (1999 −2005), директор ЦРУ (2006—2009)
С 1980 по 1982 год Хэйден, получивший к тому времени звание майора, был начальником разведки истребительного формирования, размещённого на военно-воздушной базе Осан в Южной Корее. В конце 80-х Хэйден вернулся в США и получил работу в отделе стратегического планирования штаб-квартиры ВВС в Пентагоне. Начальник Хэйдена генерал Чак Бойд (Chuck Boyd) в 1989 году оказал ему протекцию для назначения на пост директора отдела оборонной политики и контроля над вооружениями в Совете национальной безопасности США.

2. Красно-коричневые ботинки M1948 выпускались с 1948 почти до середины 60-х годов. Запасы этой обуви ещё долгое время оставались на армейских складах США. Это ботинки высотой десять с половиной дюймов, шнуровавшиеся на одиннадцать люверсов. Гладкая кожа верха соединялась с подошвой, имевшей «алмазный» рисунок протектора, по технологии Goodyear.
Ботинки M1948 обеспечивали хорошую поддержку лодыжки и были очень удобны в длительных маршах, чем и заслужили свою популярность.

3. Писатель Робин Мур (Robert Lowell «Robin» Moore) и военнослужащий Сил специального назначения штаб-сержант Барри Садлер (Barry Allen Sadler) стали авторами знаменитой «Баллады о «зелёных беретах» (Ballad of the Green Berets). Мур к этому времени уже получил известность как автор книги-бестселлера «Зелёные береты». Садлер принимал участие во Вьетнамской войне, где был ранен. Мелодию к песне Садлер сочинил, когда лежал в госпитале в США. В его исполнении песня выпущена в виде сингла в начале 1966 года.

4. Бесшумный пистолет-пулемёт M3 был принят на вооружение 12 декабря 1942 года под наименованием «United States Submachine Gun, Cal. .45, M3». Производство затвора освоила корпорация «Buffalo Arms», производство остальных деталей и сборку оружия выполняло предприятие «Guide Lamp Division», входившее в состав компании «General Motors».
Прозвище «Grease gun» (шприц для смазки) он получил за встроенную в рукоятку маслёнку и внешнее сходство со смазочным шприцом для подвески автомобилей и прочих узлов, снабжённых пресс-маслёнками. На ствол с глушителем зачастую шили специальный чехол, чтобы не обжигаться при стрельбе.
По разным данным, серийное производство глушителей для M3 продолжалось до самого конца войны, но не отличалось массовостью. Основным эксплуатантом M3 с интегральными глушителями, по очевидным причинам, стало Управление стратегических служб. Кроме того, с определённого времени такое оружие в ограниченных количествах передавалось британскому Управлению специальных операций (SOE).
Известно, что США и Великобритания сохраняли имеющиеся M3 на вооружении в течение достаточно длительного времени. Предпринимались попытки создания нового оружия аналогичного назначения, но даже самые удачные образцы далеко не сразу смогли заменить устаревшие пистолеты-пулемёты. Возможно, некоторое количество пистолетов-пулемётов M3 с глушителями от Bell Laboratories / High Standard все ещё остаётся на секретных складах Центрального разведывательного управления или иных американских организаций, однако теперь никто не рассматривает их в качестве реального оружия для современной войны.

5. Джон Рэмбо – американский зелёный берет, участник войны, побывавший в плену. Главный герой романа-бестселлера «Первая кровь» (First Blood) американского писателя Дэвида Моррелла (David Morrell), вышедшего в свет в 1972 году.

6. Специальные Силы Армии США (U.S. Army Special Forces) – американский спецназ, известный как Green Berets («Зелёные береты»). Это отборные подразделения Армии США, предназначенные для ведения партизанской войны и организации спецопераций – антипартизанских, диверсионных, контртеррористических и подобных.
«Зелёные береты» ведут свою историю с 1952 года с формирования особой группы из сотрудников Управления стратегических служб (УСС), созданного во время Второй Мировой войны, и появившегося в 1947 году ЦРУ. Первоначально группа состояла из десяти человек и занималась изучением опыта английских САС в области диверсионных и разведывательных действий. Местом базирования группы была выбрана база в Форт-Брэгг в штате Северная Каролина. Неофициальным отличительным знаком подразделения стал берет темно-зелёного цвета.

Оффлайн Anorfin

  • Модератор
  • Ст.лейтенант
  • *****
  • Сообщений: 249
  • Карма: +87/-0
    • Rostov-on-Don
    • Яр.Зацаринный на СТИХИ-ру
Легенда к набору "Нарушители", рассказ №5
Снайпер в брезентовом плаще с капюшоном
Ярослав Зацаринный

1217-0

Он знал, что рано или поздно к нему в гости придут два вежливых джентльмена с незапоминающимися лицами. Почему именно два? Наверное, есть в Ми-6 какая-то инструкция, раз они всегда ходят парами? Поэтому мистер Синклер не удивился, но немного расстроился, когда так и произошло. Синклер, немолодой, но и не старый ещё сельский джентльмен за пятьдесят с аккуратной шкиперской бородкой и лёгкой хромотой – последствием военного ранения, проводил гостей в дом, уселся напротив прибывших и даже не стал имитировать хорошее воспитание и предлагать им выпить.
Он знал, что ему сейчас вежливо предложат то, на что придётся согласиться, так как на самом деле не был он ни Синклером, ни британцем, ни отставным офицером королевского флота, хотя его уважаемые соседи совершенно не сомневались, что именно всем этим он и был.
– Нам нужен свой человек в местах, которые вам хорошо известны по вашей военной молодости, – сразу перешёл к делу один из гостей, – Вы наверняка понимаете, какие именно места я имею в виду.
– Ясно, что не Грецию и не Бирму, – скривился Синклер.
– Не Грецию. И не Бирму. Это будет долгая командировка, в тех местах осталось несколько секретных хранилищ, которые советские спецслужбы пока не смогли обнаружить. Вы их отыщите, передадите документы и ценности нашим людям. На это потребуется довольно-таки много времени, сами понимаете, прислать туда Локхид C-130 мы не можем. Кроме того, нам нужен помощник в том районе, так как мы и наши союзники планируем переправлять там через границу своих людей. Надо, чтобы кто-то их встречал, провожал, прикрывал. И чтобы этот кто-то был вне подозрений.
Синклер медленно кивнул. Места, о которых шла речь, снились ему за малым не каждую ночь – проклятые советские партизаны не давали покоя, от них не было никаких действенных средств. Ни казни, ни даже уничтожение целых деревень не приносило результата – поезда рейха шли под откос, конвои рейха подрывались на минах и попадали в засады, гибли офицеры, солдаты, местные полицейские. Да, набегался тогда за партизанами по тем лесам и болотам молодой офицер СС, отчаянно набегался.
Повезло, что в госпиталь вовремя попал, что удалось сдаться американцам, что согласился на сотрудничество с британцами и довоёвывал в Греции – уже и против рейха, и против местных коммунистов. Но стоило ему только подумать, что всё закончилось, как его вежливо предупредили: вы нам ещё понадобитесь. Новую личность, щедрый пенсион, дом – всё это ему дали во многом авансом. И теперь пришло время платить по счетам.
– Надолго – это навсегда? – уточнил Синклер без особой надежды на конкретный ответ.
– Операция рассчитана на десять лет, потом мы вас оттуда вытащим. Оплату за все десять лет мы перечислим на ваш счёт сразу – если вы там погибнете, ваш сын сможет унаследовать эти деньги. Там целое состояние выйдет, между прочим, ваши навыки и знания мы ценим очень высоко.


Никаких встреч с руководством, напутствий и похлопываний по плечу. Синклера инструктировали специалисты, неприметный господин подробно и шаг за шагом вбивал в него легенду, имена, отчества и фамилии дальних родственников, сослуживцев, коллег. Фотографии, подлинные письма и подписанные поздравительные открытки уже ждали его в специальном контейнере – небольшой, но настоящий семейный архив. Синклер уверенно откликался на своё новое имя, привык думать по-русски, как думает русский суровый и нелюдимый лесник, человек со сложной судьбой, о которой не любит распространяться.
Он изучил радиостанцию – такую уже забросили на место – новая модель, гораздо лучше той, что была у него в 1943-м. Дошло дело до оружия. Тут он сумел удивить своего инструктора, смотревшего на бывшего Синклера, как на кошачий корм.
– Зачем вам столько патронов .45 ACP?
– У меня есть к ним кое-что, – усмехнулся будущий советский лесничий, – De Lisle Commando Carbin, я собственноручно снабдил его отличной немецкой оптикой.
– Я знаю трёх коллекционеров, которые заплатят за ваш экземпляр очень существенную сумму!
– Я знаю таких пять, но более чем существенную сумму и за карабин, и за меня вместе с ним платит Её Величество, и я не могу Ей отказать.
Карабин и патроны доставили на место по посольским каналам, а его самого, обросшего неухоженной растительностью и загоревшего «по-деревенски» – переправили через финскую границу в каком-то прицепе со свежей надписью «Совтрансавто». До места – в посёлок, затерянный в приграничных лесах – Николай Павлович Яснов доехал сам.
В этой новой для него Стране Советов сильнее всего потрясло его то, насколько деревенские жители чистоплотны и опрятны. От женщин пахло не духами, а чистотой. Он же помнил, какие неряшливые были здесь люди, особенно женщины – вечно перемазаны каким-то навозом и грязью, от них воняло, они не вызывали никаких чувств, кроме брезгливости! Секрет открыла ему соседская девчонка, как-то раз ехавшая с ним рядом из города на автобусе. Она участвовала в областном Уроке мужества и радостно пересказывала угрюмому попутчику своё выступление.
– Мне бабушка рассказывала, что когда немцы пришли – они всем селом перемазались грязюкой, почти не мылись и белья не сменяли неделями, чтобы немцы не насильничали, а потом и мужчины додумались: немец как видит, что грязный и вонючий – никогда близко не подойдёт, да не присмотрится.
Девочка продолжала болтать без умолку, но он не слышал уже – о чём. Потом, оставшись наедине с собой в дальней сторожке, он хохотал целый час – до истерики, до злых ненавидящих слёз.
Постепенно Яснов обжился на новом месте, собрал все закладки, нашёл схроны, наладил быт. Дело потихоньку пошло без лишних неожиданностей и накладок.



Справочная информация:

1. Уильям Сент-Клэр (William St Clair of Roslin), умер в 1778 году, член клана Синклер (Sinclair), первый великий мастер Великой ложи Шотландии. Уильям Сент-Клэр происходил из древнего клана Синклер, члены которого были феодальными баронами Рослина. Был искусным игроком в гольф и метким лучником.

2. Локхид C-130 Геркулес (Lockheed C-130 Hercules) — американский военно-транспортный самолёт средней и большой дальности. Основной военно-транспортный самолёт США, стран НАТО и ряда других стран. Первый полёт С-130 совершил 23 августа 1954 года. Различные модификации С-130 применялись во всех войнах и военных конфликтах с участием США, начиная с Вьетнамской войны.

3. Операция «Манна» (Operation Manna) — кодовое название военно-политической операции, проведённой британской армией на территории Греции в конце Второй мировой войны, в середине октября 1944 года.

4. Одним из лучших образцов «бесшумного» оружия периода Второй мировой считается британский De Lisle Commando Carbin – карабин для коммандос системы де Лайзла. Первую партию в 17 карабинов выпустила фирма «Форд-Дагенхэм». «Серийное» производство поставила «Стерлинг Армамент Компани», изготовившая 500 штук.
Промышленный выпуск карабинов де Лайсла начался в середине 1944 г., когда британцы и американцы уже вторглись в Европу. К тому времени выпустили примерно 130 экземпляров оружия. Карабины «De Lisle» практически не применялись в Нормандии. Зато для них нашлась работа в джунглях Юго-Восточной Азии. Например, в Бирме «коммандос», просачиваясь в глубину обороны японцев, обстреливали из «бесшумных» карабинов транспортные колонны и конвои. В Малайзии карабины пригодились при операциях против восставшего местного населения. Вскоре после войны большая часть карабинов де Лайзла была уничтожена — британские власти опасались, что столь эффективное оружие может попасть к преступникам.

 

Форумы

Советская Военная игрушка WILD-WILD-WEST

Авторы

Солдатики Публия Солдатики "УРА"

Авторские сайты

Gallery collection by MANTICora

Магазины

Солдатики на все времена